Маркетинговые дизайнеры! – Где вы?

Из величавых дизайнеров изредка получаются величавые рекламисты, так как они увлечены красивостью рисунки и запамятывают о том, что продукты необходимо продавать.

Джеймс Адамс

Русский рекламист изумится такому наименованию статьи – ведь по маркетинговым агентствам и маркетинговым отделам компаний у нас посиживают тыщи «дизайнеров» – других персонажей там нередко просто нет. А западный рекламист опешил бы такому наименованию конференции – ведь основными создателями рекламы «там» являются копирайтер и арт-директор, а дизайнер в технологической цепочке стоит последним.

Но у нас о копирайтерах в течение пары лет вообщем слыхом не слыхивали, позже заговорили, но снова же по-российски, понимая под этим в главном создателей глупых «слогАнов», a la Монгольский из «Поколения P». Так что в рекламе, как и во всем, Наша родина предпочитает идти своим методом – без копирайтера и арт-директора. (Я уже не говорю о таковой экзотике, как account executive либо исследователь!)

Итак, у нас единственная фигура, причастная к созданию большей части рекламы – это человек, гордо именующий себя дизайнером. То, что мы лицезреем вокруг – это в главном его работа. Но, строго говоря, этого рядового необученного русской рекламы «рекламным» дизайнером именовать нельзя; многих нельзя именовать даже просто дизайнерами. Быстрее подойдет что-то вроде график либо «декоратор при рекламе», либо «человек, умеющий работать в графических программках при рекламе». Обычно, это самоучка, не владеющий ни маркетинговой подготовкой, ни художественным образованием, ни художественным вкусом.

Время от времени можно повстречать и проф живописцев. Это про их писал южноамериканский рекламист Говард Госсидж в собственной работе «Как может арт-директор стать рекламистом?»: большая часть этих людей так никогда и не становятся рекламистами (людьми, работающими в опосредованной продаже), они как и раньше считают себя людьми искусства, вздыхая по истине искусству. Но, по последней мере, их маркетинговая «продукция» не так уродлива и безвкусна.

Кто-то у нас считает эти пятна печатной рекламой.

Такие графики задумываются так (Вальтер Шёнерт): «Попробовать что ли тут зеленый заместо зеленого? Заголовок я могу поместить не понизу, а вверху. Может быть, стоит расположить продукт поближе к фронтальному плану… либо подальше? Изображение можно прирастить, а место под текст уменьшить?» Это мышление декоративное, а не маркетинговое. Высшим достижением у их, похоже, является создание графических ребусов, понятных только им самим.

О чем эта журнальная реклама, хотя бы примерно? Время пошло.

Кто же таковой дизайнер?

Кто же он, в отличие, скажем, от художника? Традиционный живописец – это человек, занимающийся свободным творчеством. Он может творить и только себе, не надеясь на признание при жизни. Но когда живописец получает заказ, он уже становится не совершенно свободен в собственных действиях – он должен придерживаться обсужденных в заказе критерий.

Дизайнер – это человек, всегда работающий на заказ. Он призван делать прекрасными чисто прикладные вещи (мебель, автомобиль, одежка, обувь, промышленное оборудование и т.д.). Я как-то даже познакомился с дизайнером танков.

Дизайнер должен отлично разбираться в главном предназначении предмета дизайна. Можно ли быть дизайнером построек (архитектором), не имея представления о законах физики? Можно ли быть дизайнером одежки, не имея представления о строении человеческого тела, свойствах разных тканей и т.д.? Можно ли быть дизайнером автомобилей, не имея представления об аэродинамике и массе иных вещей?

Неплохого дизайнера, включая маркетингового дизайнера, можно уподобить багетчику, создающему рамы для картин, коими являются продукты (самолет, автомобиль, станок, мебель, книжка и т.д.), сделанные инженерами, писателями и т.д. Дизайнер – это создатель «упаковки» для продукта. Слава богу, многие это понимают. Жора Гаранян, создатель музыки к кинофильму «Покровские ворота», (его можно именовать «музыкальным дизайнером») гласит о подчиненной роли музыки в кино; при всем этом он не без гордости отмечает, что его саксофонные пьесы бывают хитами джазовых концертов.

Неплохой дизайнер всегда клиенто-ориентирован. Гласит Джорджио Армани: «Я занимаюсь дизайном для реальных людей. Я повсевременно думаю о наших Клиентах. Нет никакого смысла создавать непрактичные одежку и аксессуары». Может быть, маркетинговых дизайнеров направлять на стажировку к Армани?

Неувязка рекламы в том, что многие подвизающиеся в ней «дизайнеры» не понимают подчиненную (упаковочную) роль дизайна. Еще меньше они понимают то, что их работа просит сурового подготовительного анализа сути проекта, вживания в него. Если б все подходили к собственной работе, как это делает их сотрудник Миша Аникст! Ах так он ведает о разработке собственного признанного шедевра, альбома «В округах Москвы»: «Я начал ходить по музеям, учить архивы, ездить по этим самым усадьбам… Не чувствуя тонкостей, выдумывать книжки трудно. Просто рисунки расположить – можно, но этого недостаточно».

Реклама, похоже, является единственным исключением, где можно именовать себя дизайнером, не имея ни мельчайшего представления о предназначении того, что ты «дизайнишь». Не достаточно кто из декораторов при рекламе думает о том, что единственное предназначение рекламы – продавать. Не достаточно кто имеет представление о маркетинге, поведении потребителя, среде рекламы. Поражает то, что большая часть не имеют представления о законах зрительного восприятия, форматировании, читаемости текста и иных «дизайнерских» азах.

Реклама и искусство

Массу бед рекламе доставляет заблуждение, что реклама де – это искусство. Если мы признаем рекламу искусством, мы в равной мере должны будем причислить к искусству мебель, одежку, обувь, токарный станок, самолет, танк и т.д. – на том основании, что посреди их создателей есть и дизайнеры.

Один узнаваемый конструктор гласил: «Самое главное – функциональность, а краса – побочный продукт». Это можно отнести и к рекламе. Реклама должна быть симпатичной и нескучной, слов нет, но красивость не самоцель. Она должна работать на общую идею – продавать!

«Оригинальность некомпетентности»

Многие увязывают творчество с оригинальностью. К огорчению, под оригинальностью в рекламе обычно понимают новые технические трюки, нередко совсем не связанные с продуктом.

Как считает величавый Бетховен: «Новое и оригинальное родится само собой, без того, чтоб творец об этом думал». Говоря об этих горе-оригиналах, Лео Бернет, кстати, один из самых творческих людей в рекламе, обычно использовал выражение искусствоведа Бернарда Беренсона – «оригинальность некомпетентности».

Я лично согласен с агентством Ted & Bates, которое считает: «Оригинальность – более опасное слово в рекламе». А вот, что гласит об оригинальности в рекламе Боб Гарфилд, знатный журналист в области рекламы:

«Оригинальность – это грех. Да, в искусстве она принципиальна. Но – как досадно бы это не звучало! – вы не живописцы, вы бизнесмены. В ваши функции не заходит исследование неизведанного, вы должны отыскивать метод передать сообщение заказчика меркантильному и скептичному потребителю. Кого тревожит оригинальность, не считая вас самих?»

Говоря «вас самих», Гарфилд имеет в виду участников бессчетных конкурсов, похоже, специально предназначенных для того, чтоб воспитывать шарлатанов в рекламе. Вот что он гласит об одном из их:

«Канны – это замечательное место. Все очень нарядно и празднично, единственная неувязка – реклама тошнотворна. Из 7000 представленных работ нереально глядеть 6925. Что мы лицезреем? Нарочитые видеоэффекты, назойливый режиссерский подход, секс и вульгарщину, несмешные, неподходящие и ворованные шуточки. Практики рекламы в Каннах фуррора не имеют. Это страшно.» Я бы добавил к произнесенному, что львиная толика представляемых на фестивалях картинок и видео-трюков (их принципиально именуют «работами») рекламой, строго говоря, не является. Не верите?

Представьте на секунду – вы читаете журнальчик, и вдруг на всей страничке возникает один из обозначенных ниже каннских шедевров (Гран При, меж иным!). Ваша реакция?

В собственной статье, посвященной каннскому фестивалю, я писал: «По стенкам развешены какие-то рисунки с какими-то пояснениями слева от каждой рисунки… Почти всегда текст отсутствует, и мы не осознаем ничего. Спасибо пояснениям, ну тем, которые слева. Может быть, в журнальчиках их также помещают рядом с «рекламой-картинкой», чтоб вялый от расшифровки читатель получил подсказку.» Подсказка приводится в конце статьи. А пока, дорогой читатель, поломай голову – а чо б это значило! Может организовать приз отгадавшему?

Так о чем все-таки молвят «липовые кабинетные награды» (Джерри Делла Фемина), которые вам с гордостью покажут в неких агентствах? О том, что эти ребята на средства собственных клиентов соорудили что-то, что ПОНРАВИЛОСЬ таким же, как они «творцам», ищущим признания. Менее и более.

А продаваемость и остальные выгоды? – Такая проза «оригиналов» не тревожит. Одному южноамериканскому банку оригиналы за какие-то ничтожные 36 лимонов баксов соорудили «улетный» ролик: размытое апокалипсическое зрелище: небоскребы, выстроенные из баксовых банкнот, страшные механизмы из баксов, и на их фоне – ничтожные фигуры человечков – Ва-аще, в натуре! Такое нужно прямо в Канны! Мелочи жизни: ранее акции банка стоили $70; а после – $30. Кто последующий? Не толпитесь, господа!

Маркетинговое мышление

За 35 лет занятий практической рекламой (я пришел в рекламу в 1966 г. английским копирайтером «Внешторгрекламы») я удостоверился в том, что рекламисту необходимо особенное маркетинговое мышление. Это умение Ощущать по-рекламному (нечто, схожее музыкальному слуху) и умение МЫСЛИТЬ по-рекламному. Если человек таким мышлением не обладает, то заниматься ему созданием продающей (я подчеркиваю – ПРОДАЮЩЕЙ!) рекламы, противопоказано.

Как указывает весь опыт мировой рекламы, это мышление важнее познания языка и дизайна, психологии и системы Станиславского, законов зрительного восприятия и читаемости, полиграфии и операторского искусства. Без этого мышления эти познания мертвы.

Наш мозг состоит из 2-ух полушарий, каждое из которых делает свои задачки. Левое полушарие «отвечает» за логику, речь, анализ фактов и память. Считается, что оно более развито у представителей четких наук и иных профессий, полагающихся на информацию и формальную логику. Правое полушарие иррационально – оно «чувствует», оно позволяет нам ценить красивое. Считается, что оно в основном отвечает за воображение и интуицию, и поболее развито у живописцев. А какое полушарие «отвечает» за творчество? Оба.

Каким полушарием сотворен, к примеру, этот фестивальный шедевр от Press & Poster? Спинным мозгом? Либо, может быть, частью тела, изображенной на «рекламе»?

Огилви так охарактеризовал свойства, присущие истинному рекламисту: живое воображение (правое полушарие), смягченное рекламной мудростью (левое полушарие). В рекламе алгебра и гармония, чувства и разум – это сиамские близнецы. В рекламе также необходимы мозги, у каких оба полушария «талантливы», мозги Леонардо да Винчи и Ломоносова.

Поупражняйте ваши полушария: гемоглобин крови и хлорофилл растений имеют практически одну и ту же формулу. Придумайте иллюстрацию этой идеи. Стильный вариант ответа отыщите ниже. Сравните с вашим.

«Маркетинговая мудрость и воображение»

В Коране сказано: «Если вы не понимаете, куда вы идете, то вас туда приведет неважно какая дорога». Это мудрейшее изречение относится к тем рекламистам, которые, получив заказ, лихо начинают лепить рисунки, не зная ни компании, ни ее продуктов, ни ее рынка, ни ее соперников – их подобные «мелочи» просто не заинтересовывают.

Многие не знают, либо не желают знать, что реклама – это неотъемлемая часть маркетинга; что рекламист – это узкий рекламщик, умеющий делать рекламу; что маркетинговое мышление можно представить для себя как «живое воображение, смягченное рекламной мудростью».

Задачка рекламиста труднее задачки маркетолога. Начнем с того, что для рекламиста клиент (клиент) также является и потребителем рекламы (читателем, зрителем, слушателем). Другими словами перед рекламистом стоит задачка не только лишь передать в собственном сообщении продающие моменты, да и достигнуть того, чтоб читатель возжелал об этом прочесть. Для этого рекламист должен много знать и много уметь. Сначала, он должен уметь осознавать потребителя рекламы. Бернет гласил:

«Если вы не сможете перевоплотиться в вашего клиента, вам не стоит заниматься рекламой.»

Рекламист должен повсевременно представлять себя на месте покупателя и незаинтересованного, отбивающегося от рекламы зрителя и попробовать ответить на огромное количество вопросов. Только после чего рекламист имеет право приступать к «креативу». По другому, у него получится «креАтинизм».

Но… Пифагор остерегает: «Никогда не давай полной воли собственному воображению: оно произведет чудовищ». Не выращивайте монстров, господа!

Дисциплинированная изобретательность

Мышление рекламиста, работающего над рекламой, должно быть сродни мышлению изобретателя, а не представителя роскошных искусств. Ах так разъясняет отличие изобретательности от оригинальности все тот же Боб Гарфилд: «Между оригинальностью и изобретательностью существует большая разница! Оригинальность – это рвение сделать нечто такое, чего никто ранее не делал. Но кого это тревожит, не считая вас? Изобретательность – попытка использовать весь ум, чтоб придти к единственно правильному решению. И вот тут-то может случиться, что до вас никто больше не додумался до такового решения. А наилучшее решение – это такое, которое поточнее всего передает послание потребителю… Вы должны поклоняться богу изобретательности».

Творчество и псевдотворчество

Споры о творчестве и псевдотворчестве в рекламе идут издавна. Еще в 1970 г. Джерри Делла Фемина, узнаваемый южноамериканский спец в области продающей рекламы, писал: «Под шумок всей этой так именуемой творческой революции, спрятавшись за спины не плохих людей, в рекламу пробирается огромное количество шарлатанов, и я боюсь, что многие спецы рекламы начнут терять из виду основную задачку маркетингового дела. Уберите романтичный нимб, черные очки, непомерно раздутые оклады, рок-музыку и голливудскую атмосферу – и что остается? Горстка продавцов. И мы должны гордиться тем, что являемся ими – горсткой не плохих продавцов». С грустью признаем, что «шарлатанов» и псевдотворцов в рекламе хватало всегда. А на данный момент от их спасу нет.

Творчество – это состояние души. Можно творчески настраивать рояль и нетворчески на нем играть Шопена; можно творчески ковать лошадок и нетворчески писать картины. Очень вредит творчеству формальное отнесение к «творческим» ряда профессий (в том числе и дизайнеров), многие представители которых наименее всего подходят на роль творцов.

Истинное творчество начинается с правильной оценки задачки проекта. В поиске решения поистине творческая личность употребляет более оптимальные и экономичные способы. В таком прикладном «экономическом» ремесле, как реклама, реальный творец дает для себя отчет в том, что тут важен экономический итог, а не изыски ради изысков.

Агентство Benton & Bowles считает: «Если реклама не реализует, то она не творческая». Понятно выражение: «Пока продукт не продан, идею нельзя считать творческой».

Бернбах: «Просто отчаливать в свободный полет воображения, иметь не относящиеся к делу мечты, увлекаться графической акробатикой либо словесной гимнастикой совсем не значит быть творческим». Это значит быть псевдотворческим. Что все-таки тогда псевдотворчество?

Псевдотворчество – это рвение выделиться хоть какой ценой, оригинальничание, новизна ради новизны. Псевдотворчество не жутко, если человек «творит» себе и на свои средства – пущай порезвится! Но что вы скажете, если на ваши средства кто-то занимается самоутверждением посреди для себя схожих псевдотворцов – «Глянь-ка, Вань, как я здесь закрутил!» – «Ну, ва-аще!»

О маркетинговых псевдотворцах Огилви с горечью гласил – безумные захватили власть в безумном доме. И жизнь у безумных, если судить по этому икорному шедевру полностью удалась. Удалась ли она у заказчика?

К какому жанру можно отнести сей опус? То, что это не имеет никакого дела к рекламе, не понятно только членам жюри Столичного фестиваля рекламы.

Маркетинговому псевдотворцу глубоко наплевать на то, что рекламодатель-то от рекламы ожидает совсем другого и довольно житейского – роста продаж. За псевдотворчеством нередко стоит воинствующее невежество и нежелание ничему обучаться, цинизм и тупость. Псевдотворчество подрывает престиж рекламы!

Простота

О простоте, присущей истинному творчеству, в различное время гласило огромное количество людей искусства. Композитор Глюк: «Простота, правда и естественность – вот три величавых принципа красивого во всех произведениях искусства». Ему вторит Гете: «Лишь в чувстве меры мастерство приметно».

Это как нельзя лучше относится к рекламе. Бернет называл простоту в рекламе обманчивой и обезоруживающей. О рекламе можно сказать – кашу маслом… испортишь! Я имею в виду ничего не продающую графику и глупый текст, никчемные «прибамбасы» в Вебе и ненадобные выверты и трюки в видеорекламе. В наилучшем случае, эти излишества затрудняют усвоение рекламы, в худшем случае они ее просто гробят.

Неплохой рекламист припоминает неплохого доктора – и тот и другой три раза задумываются, до того как применить способ либо инструмент. Любая точка в рекламе должна быть оправдана! Ничего излишнего!!!

Оценивай рекламу не на компьютере, а в реальной среде

Предпосылкой провала многих маркетинговых кампаний будет то, что дизайнер обычно оценивает свое произведение, не отходя от экрана. И влюбленными очами. Не достаточно кто думают о том, где и как реклама будет жить, «сойдя» с компьютера, и о том, что любая маркетинговая ситуация имеет свою физическую, информационную и психическую среду.

Приступая к проекту, рекламист должен кропотливо проанализировать все, что может воздействовать на контакт читателя/зрителя с создаваемой им рекламой, использовать все положительные стороны этой среды и сводить к минимуму отрицательные.

Сравним для примера среды журнальной и рубричной реклам. В первом случае читатель, листающий журнальчик в поиске увлекательных статей, в среднем уделяет одной страничке 1,5-2 секунды. Если боковое зрение ему гласит, что на этой страничке реклама, то он может здесь же перевернуть страничку. У журнальной рекламы есть только один шанс сделать «выстрел». Как досадно бы это не звучало, большая часть рекламы этот шанс не употребляет!

Хорошее осознание среды журнальчика. Эта только удачная реклама VW стала классикой.

Специфичность среды рубричной рекламы – читатель сам отыскивает интересующую его рубрику, он заинтересован. Рекламе помогает заглавие рубрики, этим нужно уметь воспользоваться. К огорчению, почти всегда рекламистам это не удается:

Пример неумения дать безвозмездно поработать на себя наименованию рубрики. Для чего повторять заглавие рубрики в каждой рекламе, для чего растрачивать дорогостоящее маркетинговое место на ненадобную информацию? Это место можно было бы использовать для продающих моментов.

Многие рекламисты тестируют готовые макеты, вставляя их на то место, на котором они будут находиться в журнальчике либо газете.

Варианты нашей рекламы Virtuoso translators мы вклеивали в газету до того времени, пока еще одна версия нас не удовлетворила.

Дизайнер рекламы в печати

Чтоб много осветить роль маркетингового дизайнера в печатной рекламе, будет нужно несколько книжек. Основная задачка дизайнера – посодействовать рекламе продавать. Для этого дизайнер должен стать рекламистом. В рекламе необходимы «чувствующие до тонкостей» живописцы, а не «располагающие картинки» ремесленники.

В техническом плане, маркетинговый дизайнер должен посодействовать рекламе одолеть статьи и другие рекламы в борьбе за внимание читателя и, если это удалось, облегчить усвоение текста, другими словами сделать его очень читаемым. К огорчению, очень нередко дизайнер вредит, создавая схожее.

Для реального маркетингового дизайнера должны стать заповедью слова Лупила Бернбаха:

«Каждое слово, каждый графический знак, любая тень, должны работать на сообщение, которое вы пытаетесь донести.»

Ничего излишнего, никакого графического мусора!

Если дизайнеру доверено подбирать иллюстрации, то он должен управляться не красивостью, а функциональностью. Ах так удалось вынудить иллюстрации «продавать» создателям последующих реклам:

Не надо мыслить, что реклама без иллюстрации невозможна. Отсутствие иллюстрации лучше нехороший иллюстрации. Это с блеском обосновал еще Генри Форд – он сам сделал рекламу без иллюстраций, содержащую 1200 слов, которая оказалась более удачной, чем все «иллюстрированные» рекламы Форд до нее.

Многие дизайнеры увлекаются «вампирами» – элементами рекламы, которые оттягивают на себя все внимание читателя. К огорчению, рекламы с «вампиром» нравятся неискушенному заказчику.

Как вам нравится рекламируемый продукт?

Стршная неувязка русской рекламы – ее нечитаемость. Под читаемостью рекламы мы будем осознавать способность маркетингового текста быть прочитанным. При этом не кем-либо, а средним представителем того сектора, для которого он предназначен.

Читаемость определяется физическими чертами среды и сложностью текста. Законы читаемости открыты очень издавна. Их обширно использовали в полиграфии во времена, когда этим ремеслом занимались мастера. На данный момент, когда этим занимаются все, кому не лень, очень изредка можно повстречать хорошо отформатированную книжку либо журнальчик. (Любопытно было бы получить статистику понижения остроты зрения у молодежи, которой в особенности много приходится читать нечитаемые журнальчики типа «Птюч».)

Физическая читаемость текста определяется начертанием и размером шрифта, длиной строчки, расстоянием меж строк, величиной абзаца, наличием красноватой строчки и буквицы и т.д. Фактически хоть какой фон понижает резкость восприятия букв. Бич рекламы – рваные фоны и выворотки (белоснежное на черном). Они понижают читаемость в 5-10 раз!

Для чего делать текст нечитаемым?

Пару слов о цвете. Цвет – усилитель. Он увеличивает как положительные, так и негативные черты. Им нельзя воспользоваться, как это принято в «Экстра М» – странички этой почетаемой газеты напоминают грязновато-цветное лоскутное одеяло. В их не очень охото погружаться.

Формат статьи не позволяет мне продолжать обсуждение этой темы более тщательно. Вопросы, затронутые тут, более тщательно рассматриваются в других моих статьях, либо в моей книжке «Мудрый рекламодатель». О технических качествах форматирования можно прочитать в книжке Р. Паркера «Как сделать прекрасно на бумаге».

Дорогие дизайнеры, повесьте на стене плакат со словами Джорджа Гэллапа:

«Необычное шрифтовое оформление, чрезмерное внедрение печатного фона, «заплаты» текста, уродующие основную иллюстрацию, заумные рисунки, не имеющие никакого дела к предлагаемому товару – такие вычурные объявления не срабатывают».

Могу также предложить и свои 10 заповедей рекламиста:

  1. Задачка рекламы – продавать. Все другое от коварного!
  2. На все смотри очами покупателя!
  3. Анализируй все и вся!
  4. Побеждай на рынке, а не на конкурсе!
  5. Герой твоей рекламы не ты, а клиент. Не занимайся самоутверждением!
  6. Покупателя интересует только он сам, в том числе и в твоей рекламе!
  7. Твою рекламу воспринимают с презумпцией виновности!
  8. Оценивай рекламу не на компьютере, а в реальной среде.
  9. Не доверяй для себя и не обожай свою рекламу – все тестируй!
  10. Не превращай «креатив» в «креАтинизм»!

Где вы маркетинговые дизайнеры?

Я уверен, что посреди дизайнеров есть и такие, которые от всей души желали бы докопаться до сути ремесла, которым они занимаются. В рекламе для чувствующего и ищущего дизайнера способностей больше, чем в индустрии, где он обречен быть только «упаковщиком». В рекламе он может предлагать «продающие» идеи иллюстраций вроде показанных выше.

Более того, профессиональный маркетинговый дизайнер может предлагать копирайтеру уникальные маркетинговые ходы. Такому дизайнеру просто цены не было бы. Я думаю, что в какой-то момент такие дизайнеры у нас появятся. Быстрее бы!

В заключение, я желал бы сказать, что в рекламе, как нигде, нужен просто здравый смысл. Им в излишке обладали наши маркетинговые дедушки, которые умели создавать хорошие рекламы, делая упор лишь на крепкий купеческий здравый смысл. К примеру, такие (1913 г.):

Господа, не выкушать ли нам рюмочку рябиновой за то, чтоб у русской рекламы, в конце концов, появился проф дизайнер.

Искренне желаю вам фортуны, дорогие друзья!

* * *

Выше предлагалось придумать иллюстрацию идеи сходства формул гемоглобина и хлорофилла, другими словами единства всего живого. Ах так это сделала блестящая художница Ольга Левенок.

Подсказка к каннскому «шедевру»:

Гран При был вручен британскому агентству Lowe Lintas за рекламу пива Stella Artois. Серия состоит из 6 постеров, где изображены известные предметы роскоши с обломанными краями, рядом с которыми лежит пробка от пива Stella Artois. Детское разъяснение создателей сих опусов – ничего не жаль, только бы немедля открыть бутылочку пива Stella Artois.

Усекли? Сможете для себя представить, как поднялась продажа пива после таковой рекламы!

В избранное
Подписывайтесь на наш Дзен-канал: zen.yandex.ru/delovoymir.biz

Поделиться
0
Поделиться